Сражение при Фокшанах

В середине июля принц Кобургский получил сведения о плане турок. Он немедленно послал Суворову письмо, в котором сообщал, что у него нет возможности своими силами противостоять вражескому наступлению и поддерживать связь с левым крылом русской армии. Принц просил Суворова оказать ему помощь, «дабы неприятеля, столь накопившегося, опровергнуть в дерзком его намерении и устоять в своих пунктах...»

Суворов решил идти на соединение с войсками принца Кобургского. 16 июля в 6 часов вечера дивизия Суворова выступила из Бырлад, оставив на месте четыре батальона мушкетеров и три эскадрона карабинеров. Всего в поход двинулись около семи тысяч человек при шестнадцати полевых орудиях. За 26 часов войска Суворова прошли 40 верст и расположились рядом с лагерем австрийцев. Принц Кобургский поверил столь быстрому прибытию русских войск, лишь когда увидел их собственными глазами.

Сражение под Фокшанами - картина неизвестного автора
источник картинки - ru.wikipedia.org

В полночь принц получил от Суворова письмо, которое по существу являлось приказом: «Войска достаточно отдохнули и мы завтра в 3 часа утра выступим двумя колоннами: австрийцы в правой, русские в левой пойдем прямо на неприятеля, не задерживаясь долго разыскиванием в кустах по сторонам, для того чтоб успеть вовремя подойти к р. Путне, рано перейти через нее и атаковать неприятеля. Говорят, что неверных только 50 тысяч, а другие - и того менее, - жаль что они не все вместе, разом бы их разбили».

Обстановка не позволяла вести переписку или переговоры, и принцу пришлось подчиниться и выполнить план Суворова.

19 июля в 3 часа ночи семь тысяч русских и восемнадцать тысяч австрийских войск выступили двумя колоннами, при этом в качестве авангарда левой (русской) колонны шел австрийский отряд полковника Карачая для того, чтобы скрыть от противника наличие здесь русских войск. Уничтожив небольшое турецкое прикрытие на реке Путна, войска форсировали ее и утром 20 июля двинулись к Фокшанам.

Турки находились в трех укрепленных лагерях: первый располагался перед рекой Путна; второй - за рекой; третий - возле Фокшан. Обнаружив движение русско-австрийских войск, построенных в боевой порядок, турки предприняли против них многочисленные атаки небольшими конными отрядами, удары которых успешно отражала легкая конница. Продвигаясь вперед, союзные войска подошли к первому турецкому лагерю, куда к этому времени подошли основные силы турок. Началась артиллерийская перестрелка, в которой преимущество оказалось на стороне русских.

В журнале боевых действий отмечено: «...подойдя на картечный выстрел сильная канонада открытая вдруг с нашей стороны на разные их пункты заставила молчать их орудия».

Поддержанные артиллерийским огнем каре продвигались вперед. Все предпринятые противником контратаки были отбиты с большими для него потерями. Понеся потери от ружейного и артиллерийского огня, турки отступили. Союзная конница преследовала их до реки Путна.

К ночи все союзные войска сосредоточились на левом берегу реки Путна, а на правый берег переправился небольшой отряд для занятия второго, оставленного турками, лагеря. Однако его встретил там сильный огонь возвратившегося турецкого отряда и он вынужден был отступить к реке под прикрытие огня артиллерии с левого берега. Артиллерийская поддержка обеспечила закрепление отряда на правом берегу и в значительной мере способствовала устройству моста через реку. Рано утром 21 июля русские были уже на правом берегу Путны. Вскоре за ними переправились и австрийские войска.

Построившись в боевой порядок, войска двинулись на Фокшаны, к основному турецкому лагерю, в котором укрепилось на позициях 30-тысячное турецкое войско.

Наступление началось в 4 часа утра. Пройдя 4 версты, войска встретили сильное сопротивление многочисленных турецких передовых отрядов и стали нести потери. В этих условиях Суворов решил отвести конницу назад и выдвинуть вперед артиллерию, чтобы ее огнем расчистить путь пехоте и коннице. Сильный и непрерывный артиллерийский огонь уничтожал ряд за рядом турецких всадников. В журнале боевых действий сказано: «Легкие войска очистили поле, артиллерия наша действовала нечто сильнее, соблюдая огонь с обоих наших боков». Понеся большие потери, противник отступил. Артиллерийский огонь в этом случае сыграл решающую роль. Документ подтверждает, что «увеличившейся неприятель в 7 часов утра от переправы в 4 верстах на флангах обеих корпусов отражен был действием артиллерии и ретировался к Фокшанам».

Войска обошли встретившийся на пути лес и продолжали наступление в безупречном порядке «подобно исправной экзерциции». Превосходно действовали артиллеристы. Ввиду того, что пушки продвигались по пересеченной местности и без дорог, артиллеристам часто приходилось тащить их на руках, не отставая от наступающей пехоты. В двух верстах от Фокшан союзные войска встретили артиллерийский огонь противника. Вновь конница отошла назад, освободив место для пехоты и артиллерии.

Сначала русская артиллерия отвечала на огонь противника довольно вяло, и только тогда, когда в ходе продвижения огневые позиции оказались на дальности действительного огня (до 1 версты) артиллерия усилила огонь, поражая в первую очередь турецкую артиллерию. Подготавливая атаку, артиллерия по приказанию Суворова дала залп из всех орудий, а пехота устремилась вперед, чтобы быстрее пройти под огнем противника и ударить в штыки. Русские, а вслед за ними и австрийские войска ворвались в укрепления противника, нанесли ему большие потери и обратили в бегство.

Сотни три турок бросились в укрепленный монастырь святого Самуила и засели там. Тогда к воротам и стенам монастыря подполковник Воейков подвел пушки и открыл огонь по воротам и крепостной стене. Примеру Воейкова последовали австрийцы. Огонь артиллерии был очень эффективен. «От артиллерии нашей и римско-имперской произведены сильные удары на неприятельские стены и бойницы в которых турки оборонялись ружейным огнем. Скоро артиллериею были отбиты заваленные ворота и калитка», - говорится в журнале боевых действий. Атакующие ворвались в монастырь и довершили разгром. Конница преследовала отступавшие турецкие войска.

В ходе девятичасового сражения союзники продвинулись на расстояние до 15 верст. Потери турок составили более 1500 человек. Было захвачено 12 пушек (по другим источникам - 10). Русские потеряли убитыми 15 человек, ранеными 69, в числе которых был начальник артиллерии подполковник Воейков. Потери австрийцев убитыми и ранеными составили 200 человек.

После сражения Суворов с дивизией возвратился в Бырлад. На ходу Суворов написал письмо князю Репнину, где постарался убедить его воспользоваться плодами фокшанской победы и двинуться против армии великого визиря, стоявшей на Нижнем Дунае между Исакчи и Измаилом. Князь Репнин терпеть не мог Суворов и за глаза называл его «натуралистом» и баловнем счастья. Узнав о фокшанской виктории, он, поторопился послать поздравление принцу Кобургскому, всецело приписывая ему честь победы, чем вызвал справедливое неудовольствие Потемкина. «Разве так было? - корил Репнина светлейший. - А иначе не нужно их так подымать, и без того они довольно горды».

За фокшанскую победу Екатерина наградила Суворова бриллиантовым крестом и звездой к ордену Андрея Первозванного, который он получил за Кинбурн. Император Иосиф прислал ему золотую табакерку, украшенную алмазами.

Принцу Кобургскому австрийский император пожаловал орден Марии-Терезии. Но результат победоносного боя оказался незначительным. Успех не был развит, и турки скоро оправились от поражения. 



в раздел>>